experience the next
 
Главная  > О компании  > Пресс-центр  > Публикации

Интервью с председателем совета директоров компании ITV Владиславом Мартыновым

РБК: Каково сегодня, по Вашим оценкам, соотношение на рынке аналоговых, цифровых и гибридных систем видеонаблюдения? Когда, по Вашему мнению, произойдет окончательная «победа» цифры?

Владислав Мартынов: Для начала давайте договоримся о терминах, чтобы и мы с Вами, и читатели были на одной волне. Аналоговые системы – это классические системы, работающие с аналоговым видеосигналом и хранящие данные в аналоговом виде, в том числе традиционные time-lapse видеомагнитофоны. Под гибридными системами мы понимаем системы, работающие с аналоговым сигналом, но хранящие и передающие данные в цифровом виде – в эту категорию попадают практически все современные DVR (digital video recorder). Наконец, «настоящие» цифровые системы – это системы, работающие с цифровым сигналом, как NVR (network video recorder), так и системы, построенные на базе PC-серверов с соответствующим программным обеспечением (ПО).

Такова классификация, но в реальности аналоговые системы уже практически полностью вымерли, их доля рынка уже в 2008г. опустится ниже процента и продолжит уменьшаться. Рынок сейчас делят между собой гибридные и цифровые системы в пропорции приблизительно 75% и 25% процентов, соответственно. При этом рынок цифровых систем растет весьма высокими темпами, примерно на 30-40% в год, что быстрее рынка, в то время как рынок гибридных систем уже сейчас растет медленнее рынка – примерно на 10% в год.

На более молодых рынках, таких как Россия, легче воспринимают новые веяния и технологии. Поэтому у нас цифровые системы победят быстрее, чем в Европе и Америке. Участники и аналитики нашего рынка прогнозируют, что к 2011г. соотношение ежегодных продаж гибридных и цифровых систем будет 50 на 50. Строить прогнозы дальше трех лет – дело крайне неблагодарное даже при стабильном рынке, и уж тем более в условиях разворачивающегося общемирового банковского и экономического кризиса.

РБК: Может ли кризис отразиться на развитии рынка систем безопасности и видеонаблюдения, и если да, то как?

В.М.:На нашем сегменте рынка, на бизнесе нашей компании и наших партнеров кризис отразится существенно меньше, чем на других рынках. Ведь безопасность – это то, на чем экономят в самую последнюю очередь.

Например, на базе наших технологий видеонаблюдения обеспечен круглосуточный контроль ситуации и получение оперативной видеоинформации о состоянии объектов в Курчатовском институте. А там, как известно, занимаются ядерной физикой: исследуют термоядерный синтез, плазменные процессы. Последствия халатности или вредительства на таких объектах будут на порядок серьезнее затрат на безопасность.

Это относится и к большому количеству других отраслей. На таких объектах, как атомные электростанции, транспортные предприятия, мосты и другие объекты жизнеобеспечения и инфраструктуры не обойтись без системы, подобной нашей, при решении задач безопасности.

Обеспечение безопасности жизни граждан – важнейшая задача в любой цивилизованной стране. Не зря один из основных потребителей нашего программного обеспечения – государство.

Впрочем, на многих частных предприятиях задачи обеспечения безопасности понимают не менее серьезно. У нас есть проекты в нефтегазовой отрасли: контроль состояния трубопроводов для предотвращения краж нефти. Например, как только камера зарегистрирует движение в зоне контроля (в районе задвижки, насосно-перекачивающей станции), можно сразу принять оперативные меры. А не обладая достоверной информацией о том, в каком именно месте многокилометрового трубопровода пытаются установить врезку для слива нефти, задержать преступников практически невозможно – ведь значительная часть нефтепровода проходит в труднодоступных местах.

Разумеется, в обстановке кризиса частным компаниям приходится экономить средства, «затягивая пояса» и повышая эффективность. Но при правильном использовании нашего продукта предприятия не только повышают безопасность объектов, но и получают положительный экономический эффект. Например, можно значительно снизить уровень потерь от воровства в розничных магазинах, на складах, в офисах.

Снижение потерь было основной целью внедрения нашей платформы безопасности «Интеллект» в Мурманском морском торговом порту. Система видеонаблюдения нужна там для того, чтобы не допускать халатного отношения к работе, которое ведет к преждевременному износу грузового транспорта и оборудования, а также снизить потери от пожаров, которым порт особенно подвержен при перегрузке угля в летнее время.

Поэтому я не думаю, что мы и наши партнеры рискуем остаться без работы – даже в нелегкое время глобального кризиса.

РБК: Вы сказали, что государство является крупным потребителем систем видеонаблюдения, а какие конкретно задачи решает государство с помощью Вашей системы?

В.М.:Государство – это один из важнейших заказчиков таких систем. Ведь каждую секунду миллиарды людей находятся в транспорте, в местах массового скопления граждан, просто живут в городах с действующей инфраструктурой жизнеобеспечения, и все они чрезвычайно уязвимы для различного рода угроз и рисков. Цивилизация настолько плотно оккупировала планету и застроила ее потенциально опасными объектами, что использование новейших охранных технологий стало насущной необходимостью.

Нужно наблюдать за местами большого скопления граждан – улицы, площади, кинотеатры, станции метро, вокзалы, аэропорты и так далее. Нужно охранять инфраструктурные объекты: дороги, мосты, электростанции, газо- и нефтепроводы. Нужно видеть, что происходит у жилых подъездов, на территориях детских садов, школ и больниц.

Соответственно, системы начинают выполнять важную общественную обязанность – обеспечение безопасности и предоставление различным службам структурированной информации в масштабах города, в том числе и информации о загруженности дорог, о подозрительных объектах, скоплениях агрессивных людей.

Для того чтобы предотвращать различные угрозы безопасности граждан и объектов инфраструктуры, нужно, во-первых, распознавать такие угрозы, во-вторых, оперативно реагировать на происшествия и ситуации. В Москве и других городах России на основе нашего программного продукта «Интеллект» внедряется решение «Безопасный город». Так, в Москве была построена комплексная автоматизированная система, которая управляет десятками тысяч установленных в городе видеокамер и оборудованием других подсистем. В районах, где внедрена система, организованы районные центры видеонаблюдения, из которых операторы следят за ситуацией в городе и при необходимости вызывают службы оперативного реагирования – например, милицию или скорую помощь. Вся информация архивируется и впоследствии доступна уполномоченным органам для расследования происшествий. В некоторых других городах, например в Миассе и Челябинске, в рамках «Безопасного города» реализована автоматическая видеофиксация нарушений правил дорожного движения – это направление бурно развивается в России в связи с введением 1 июля 2008г. соответствующих поправок в законодательство.

Решение «Безопасный город» повысило общий уровень безопасности охраняемых территорий, а также оперативность реагирования различных городских служб в случае чрезвычайных происшествий и позволило городским властям с 2002г. повысить в тех районах, где внедрена система, эффективность профилактики правонарушений в среднем на 70%, а раскрываемость преступлений – на 20%. Министерство внутренних дел России планирует всемерно развивать эту практику: до 2010 г. в стране будет установлено еще более 12,5 тыс. пунктов видеонаблюдения и более 3,5 тыс. устройств «Гражданин – милиция». Это будет более эффективно, чем устаревающее сплошное патрулирование, вместо которого планируется ввести мобильные группы, оснащенные портативными компьютерами.

РБК: Есть ли отличия в требованиях к системе по решению задач безопасности коммерческих структур и государственных ведомств?

В.М.:Наш бизнес, как Вы понимаете, существует потому, что заказчиками систем безопасности, кроме государственных органов, являются еще банки, торговые сети, перевозчики грузов и многие другие предприятия. По основному функционалу видеонаблюдения требования у всех в принципе одинаковы. Отличия состоят в размерах систем, в требованиях к дополнительному функционалу и в специфике его использования. Например, наше решение Авто-Интеллект в разных отраслях используется совершенно по-разному. На автостоянке делового центра система служит для контроля доступа автотранспорта на территорию, а ГИБДД использует ее для автоматической видеофиксации нарушений и для идентификации разыскиваемых автомобилей.

«Интеллект» используют международный аэропорт Домодедово, производство Procter&Gamble, Северо-Западный банк Сбербанка России, универмаг «Москва», завод «Алькор», «Ростикс», «IKEA», ряд автосалонов, специализирующихся на дорогих марках машин, таких как Mercedes и Porsche, и другие.

РБК: Вы упомянули среди пользователей Вашей системы компании различных сфер деятельности, а характерна ли для рынка систем безопасности вертикализация решений? Если да, то на какие отрасли в первую очередь ориентируются разработчики?

В.М.:Безопасность сейчас трактуется более широко, чем раньше. Теперь это не только физическая безопасность, безопасность жизни и здоровья людей, целостность объектов, но и безопасность бизнеса и предотвращение угроз ущерба и потерь. Поэтому, конечно, уже давно стали формироваться вертикали решений для безопасности. Причем именно в этой области мы видим наибольшую конвергенцию IT-решений и традиционных систем безопасности. А наиболее востребованы подобные решения сейчас, прежде всего, в банковской, транспортной, нефтегазовой отраслях и торговле.

Если посмотреть на нашем сайте список отраслевых решений, то можно увидеть, что он практически совпадает со списком применений, которые я перечислил.

РБК: Интеграция с другими системами – одна из ключевых особенностей современных систем видеонаблюдения. Насколько это требование важно для заказчиков? Готовы ли российские компании к полноценной интеграции систем безопасности?

В.М.:Я бы сказал что интеграция – это ключевое понятие всего мира информационных технологий двадцать первого века, и ключевое требование современного заказчика. Разные приложения интегрированы между собой. Разные устройства интегрированы между собой. Пользователь хочет, чтобы все было у него под рукой, в едином формате, в одном устройстве.

Как Вы думаете, в чем основное преимущество такой универсальной программной платформы, как «Интеллект»? В том, что она интегрирует различные устройства и системы различных производителей, и благодаря этому клиенты могут в каждом случае использовать именно то оборудование, которое оптимально для решения конкретной задачи в данных условиях. В частности, мы работаем со всеми ведущими производителями IP-видеооборудования и поэтому у наших клиентов практически нет ограничений. Для уличного наблюдения Вы используете одни, наиболее подходящие для этого, камеры, для производственных помещений – другие. Это касается и другого оборудования, интегрируемого в платформу.

Вы используете на проходной систему контроля и управления доступом, в магазинах – систему контроля кассовых операций, на автопарковке – систему распознавания автомобильных номеров. И при этом можете вести мониторинг средствами всех систем как из единого центра, так и удаленно через интернет. Вы продолжаете расширение системы, но интерфейс управления остается единым, и Ваш персонал продолжает успешно работать, его не нужно переучивать.

Таким образом, основа стратегии ITV – обеспечить надежную платформу для применения оборудования различных производителей и предоставить пользователю всю гибкость и эффективность объединенного решения. Это особенно важно в условиях перехода рынка видеонаблюдения на полностью цифровые системы, так как позволяет осуществить этот переход постепенно и без лишних затрат. А производители, которые не осознали необходимости интеграции, теряют свою долю на рынке, и будут либо поглощены другими компаниями, либо просто исчезнут. Их партнеры не могут предложить своим клиентам таких решений, какие предлагают партнеры компаний, выпускающих интегрированные системы.

Успех решений нашей компании на российском рынке подтверждает этот тезис. Легкость интеграции и универсальность – это один из фундаментальных принципов развития нашего продукта. Эта идеология позволяет нам разрабатывать системы, которые дают возможность предприятиям решать не только проблемы безопасности, но и ряд бизнес-задач.

РБК: Является ли сегодня цена IP-решений для видеонаблюдения тормозящим фактором развития этого рынка или инвестиции абсолютно оправданы?

В.М.:Как раз сегодня мы с Вами находимся на рубеже, когда IP-системы становятся сравнимыми по цене с традиционными гибридными решениями, а зачастую и более выгодными, если говорить о развертывании новой системы. Стоимость решения в целом надо рассчитывать для каждого случая индивидуально, и цена полностью цифровой IP-системы, использующей сетевые камеры, может оказаться даже ниже стоимости гибридной системы, использующей аналоговые камеры и цифровые средства обработки, хранения и передачи данных. (Разумеется, о полностью аналоговых системах речь уже не идет.) При этом IP-системы обладают лучшей способностью к интеграции в IT-инфраструктуру предприятия и предоставляют серьезные дополнительные возможности – например, мегапиксельное разрешение камер.

Поэтому ждать того момента, когда видеонаблюдение станет полностью цифровым, осталось недолго. И тогда ведущую роль на рынке будут играть программные платформы, использующие большое количество различных интегрированных IP-устройств различных производителей, а система безопасности будет быстро и безболезненно интегрироваться в существующие IT-инфраструктуры предприятий.

Очевидно, что инвестиции в цифровые системы видеонаблюдения более чем оправданы.

РБК: Какие факторы способствуют, а какие мешают широкому внедрению IP-систем видеонаблюдения в России?

В.М.:Одним из основных тормозящих факторов является недостаточная осведомленность пользователей и инсталляторов о преимуществах таких систем. И это вполне естественно, ведь данный рынок у нас пока очень молод. Другой тормоз развития – небольшое количество специалистов сферы безопасности, имеющих достаточную квалификацию в области СКС (структурированных кабельных сетей). Третим важным фактором является то, что высокоскоростные IP-сети пока не нашли у нас достаточно широкого распространения.

РБК: Сегодня наблюдается конвергенция сфер IT и безопасности. Считаете ли Вы системных интеграторов своими конкурентами? В чем они Вас превосходят и чего им недостает?

В.М.:Мы не конкурируем с системными интеграторами. Напротив, мы для них – потенциальный партнер и возможность освоения новых рынков. За счет конвергенции IT и систем безопасности возникают новые сценарии использования нашего продукта для пользователя, существенно понижается совокупная стоимость владения системы безопасности и видеонаблюдения за счет использования текущей IT-инфраструктуры, персонала и систем информационной безопасности.

Конечно, нельзя не сказать о том, что мы – компания, работающая по стопроцентной партнерской модели. Мы не взаимодействуем с конечным заказчиком напрямую. С ним работают системные интеграторы в области безопасности и информационных технологий. У нас на сегодня более восьмиста партнеров в России и за рубежом. Поэтому интеграторы, в том числе TopsBI, «АйТи», IBS – наши партнеры, а не конкуренты. И мы постоянно адаптируем наши решения, чтобы сделать их еще более привлекательными для IT-интеграторов.

РБК: Возможно ли в перспективе появление систем безопасности, абсолютно не нуждающихся в участии человека? Нужны ли, на Ваш взгляд, такие системы?

В.М.:В перспективе возможно все. Но это очень далекая перспектива. А в обозримом будущем без участия человека не обойтись. Впрочем, даже достигнув технологического уровня систем, при котором теоретически можно будет избавиться от операторов, человек всегда должен сохранить за собой функция контроля, мониторинга и возможность вмешательства.

РБК: За какими технологиями будущие систем безопасности и видеонаблюдения?

В.М.:Если говорить о системах видеонаблюдения, да и безопасности в целом, то я бы выделил два основных пути развития. Первый – создание вертикальных решений, интеграция таких решений с другими IT-системами. И второе – это развитие средств высокоэффективного интеллектуального анализа данных и автоматической, оперативной и адекватной реакции систем на ту или иную ситуацию.

О том, что цифровые видеосистемы могут интегрироваться с бизнес-приложениями, я уже говорил, но это далеко не все. По мере развитие возможностей интеллектуального видеоанализа предприятия смогут использовать системы видеонаблюдения не только для решения задач безопасности и предотвращения краж, но и для решения ряда маркетинговых и бизнес задач.

РБК: Что изменилось за последний год в бизнесе компании ITV?

В.М.:Изменений достаточно много. Наши решения продолжают развиваться, в настоящее время мы добавляем новый функционал и совершенствуем качество того, что есть. Особый фокус мы делаем на разработке продукта нового поколения. Этот продукт не просто будет соответствовать лучшим мировым образцам, но и значительно превосходить продукты наших конкурентов, объединяя развитую видеоаналитику, возможности интеграции, а также легкость настройки и использования. При создании программного обеспечения для этого продукта мы применили принципиально новый подход. Вместо того, чтобы предоставлять пользователю выбор из множества путей решения той или иной задачи, усложняя работу с системой, наши разработчики проанализировали все возможные типичные ситуации, с которыми приходится сталкиваться в процессе повседневной работы с системой безопасности, и предоставили для каждого случая один, но наиболее оптимальный путь. Такой подход даст оператору возможность максимально сосредоточиться на принятии решений, не отвлекаясь на лишние действия.

Особого внимания заслуживают усилия, которые мы приложили для выхода на международный рынок. В 2008г. мы реализовывали стратегию, которая была выработана почти два года назад. И результат очень хороший: у нас появились партнеры за рубежом, новые продажи, мы заключили ряд дистрибьюторских договоров, открыли представительства в нескольких странах. Наши успехи были замечены британской аналитической компанией IMS Research. В своем отчете о рынке систем видеонаблюдения и безопасности она признала компанию ITV первой в Европе и третьей в мировом рейтинге поставщиков ПО для открытых систем видеонаблюдения.

РБК: В каких странах осуществляются продажи?

В.М.:В Германии, Испании, в странах Латинской и Северной Америке. А также в Азии: Индии, Сингапуре. Кстати, из Сингапура продажи осуществляются по всему Азиатско-Тихоокеанскому региону.

РБК: Есть ли какие-то различия в работе на разных зарубежных рынках?

В.М.:В тех странах, с которыми у нас нормальные политические отношения, где не культивируется образ России, как врага, бизнес идет легко и без всяких проблем. Поэтому, например, в Германии, Испании и Латинской Америке хорошо идет работа по всем направлениям. В то же время у нас были проблемы в США – там в последнее время наблюдается необоснованное с точки зрения бизнеса торможение и недоверие. Были случаи когда наше предложение о партнерстве было очень выгодно и привлекательно, но с нами не начинали работать только из-за того, что мы российская компания. Хотя я прекрасно понимаю, что если наши бизнес партнеры каждый день получают информацию по каналам CNN и других западных СМИ, то представление о России у них формируется очень искаженное и невыгодное, и другого отношения ждать не стоит. Россию очень предвзято преподносят. Поэтому развивать рынки США сложнее. А по сути решаемых задач особых различий нет, требования к безопасности достаточно универсальны во всех странах.

РБК: Помогает ли Вам в развитии международного бизнеса ITV прежний опыт работы на руководящих должностях в Columbus IT и Microsoft?

В.М.:Помогает, и очень сильно.

Во-первых, мой предыдущий опыт дал мне много с точки зрения понимания передовых способов, подходов и инструментария наиболее эффективной организации, развития и повышении стоимости IT-бизнеса. А также хорошее понимание типичных проблем развития, управленческих ошибок и последствий тех или иных решений и стратегий, знание того, как грамотного использовать на практике те или иные управленческие методы.

В случае с ITV благодаря этому опыту нам удалось намного быстрее и проще выработать стратегию развития и запустить ее реализацию, избежать ряда типичных ошибок, и в течении очень сжатого времени и с минимальными инвестициями сделать компанию конкурентоспособной на западном рынке и, соответственно, повысить конкурентоспособность на российском рынке.

Во-вторых, зарубежные бизнесмены оценивают потенциальных партнеров по шкале «свой-чужой». И мой прежний опыт работы, в том числе наработанные связи, знакомства, друзья помогли компании ITV стать «своей» на Западе. Правда, еще два года назад я по наивности думал, что самое главное – квалификация, а отношения «свой-чужой» не значат на цивилизованном западном рынке так много. Сейчас я изменил свое мнение. За рубежом к русским присматриваются очень внимательно, потому что мы «чужие». В конечном счете, мы всего за два года работы значительно повысили стоимость компании и заложили фундамент для дальнейшего роста.

РБК: Наверное, поэтому так мало российских управленцев работает на крупных постах в международных компаниях. Срабатывает фактор «свой-чужой»?

В.М.:«Свой-чужой» – это лишь один из факторов. Надо смотреть чуть глубже и шире. Во-первых, тенденция все-таки меняется, в западных корпорациях появляется все больше наших управленцев. В качестве примера можно привести Кирилла Татаринова, который стал вице-президентом корпорации Microsoft по бизнес-приложениям. При выборе управленца на высокий пост одним из важных решающих факторов является доверие. То есть человек должен либо вырасти внутри компании, чтобы стать «своим», либо на реальных результатах доказать, что он не только имеет нужную квалификацию, но и то, что ему можно доверять.

Во-вторых, ситуация различается в зависимости от региона и от географического расположения штаб-квартиры. Например, в США не боятся продвигать иностранцев. В Канаде это делают еще более открыто, так как это еще в большей степени, чем США, страна эмигрантов. Датчане, напротив, очень закрытая нация, она чужаков не пускает, и занять руководящую позицию в компании со штаб-квартирой в Скандинавии очень сложно.

Одним словом, чтобы занять высокий пост, нужно, даже имея уникальную и высокую квалификацию, еще либо проработать лет десять в одной компании, вырастая от должности к должности, либо зарекомендовать себя какими-либо супердостижениями, о которых знают все на рынке. Если посмотреть объективно, у русских управленцев за последние пять лет просто не было такой возможности. Просто нужно время, чтобы больше квалифицированных людей прошли свой путь и проявили себя достижениями и результатами, тогда они будут заметны и ими заинтересуются западные корпорации. Тогда и будет больше российских менеджеров и генеральных директоров в западных компаниях.

РБК: Уровень знаний у российских менеджеров не ниже, чем у западных?

В.М.:Не ниже. Я уверен, что уровень квалификации в России – очень высокий. У нас работают более системно мыслящие люди, у нас чаще копают вглубь, до самой сути. У нас люди более ориентированы на результат, они более амбициозны. И у нас меньше политиканства и интриганства в работе.

Я спокоен за наших русских менеджеров, потому что уровень их подготовки очень высок. Надо только подождать два-три года, и мы, возможно, увидим все больше и больше российских управленцев на самых высоких позициях в иностранных корпорациях. Правда, тут есть вопрос: а нужно ли нашим ехать за рубеж? Уровень заплат топ-менеджерам в России уже сравнялся с крупными западными компаниями, и если в России повысится качество жизни, будут ставить амбициозные и интересные задачи, и наши компании будут становиться мировыми лидерами с своих сегментах, то, я считаю, большинство хороших специалистов останется здесь.

Источник – rbc.ru.


Полезные материалы