experience the next
 
Главная  > Журнал «Experience the Next»  > Статьи из журнала  > POS-Интеллект

Как защитить магазин

24.04.2006

К нам в редакцию журнала пришел Алим Сизов, генеральный директор компании "СВС ПРОЕКТ". Это значит, что мы опять услышим от него много интересного о том, как надо защищать торговое предприятие от воровства покупателей и от внутреннего врага. Узнаем мы и о том, чего при этом делать нельзя.

А почему бы не донести то, что рассказывает Алим, до наших читателей? Алим -- абсолютно неутомимый рассказчик. С собой у него ноутбук, на котором собраны гигабайты картинок и видеороликов, снятых в реальной обстановке на настоящих объектах. Удивительно, до чего же быстро Алим ориентируется в этой коллекции!

Итак, мы говорим о защите магазина, большого и маленького.

Как видеоконтроль касс работает против внешних врагов магазина?

Зачем вообще в магазине ставят систему видеонаблюдения? Ответ прост: чтобы получить качественный инструмент для противодействия кражам и другим нежелательным событиям.

"Если кто-то украл что-нибудь у вас в магазине, вы не можете этого так оставить, -- убеждает нас Алим. -- Надо сделать все, что можно, чтобы он не смог сделать так еще раз в будущем. А если вы считаете это типовым случаем, то и провести тщательный анализ, решить, как предотвратить подобное в дальнейшем.

Для этого у нас на руках должно быть изображение вора. Иначе как мы покажем своим сотрудникам безопасности, кого им надо не пускать в зал или против кого проводить оперативные мероприятия?

Можем ли мы с телекамеры, которая дает обзор нескольких касс, получить достаточно качественное изображение человека, которого надо не пускать? Нет, не можем".

Алим поясняет, что речь не идет о поворотных камерах, поскольку такая камера в каждый отдельный момент времени направлена в определенное место, а не именно туда, где находился интересующий нас человек.

"Нет такой точки над кассой, из которой вы можете телекамерой очень качественно "брать" для дальнейшей работы лицо покупателя и при этом захватывать также всю нужную информацию с кассового узла, -- горячится Алим. -- Телекамера располагается над кассой, показывая, что делает кассир. Рассмотреть покупателя так, чтобы в дальнейшем наверняка утверждать, что человек, стоящий сейчас перед нами -- это тот, кто вчера проходил через данную кассу, она не позволит". Мы соглашаемся.

"Единственное место в магазине, где можно крупным планом "захватить" человека, -- это вход в торговый зал", -- провозглашает Алим. Мы пытаемся возражать, фантазировать, но Алим непреклонен: "Бывает, что на входе в торговый зал -- только один "флажок" для прохода покупателей, но типичный случай, когда их два. Это расстояние мы и "перекрываем" одной телекамерой".

"Вот они все входят, -- на мониторе появляется изображение людей, входящих в магазин. -- Посмотрите, их никто не заставлял на камеру смотреть!"

Можем ли мы с телекамеры, которая дает обзор нескольких касс, получить достаточно качественное изображение человека, которого надо не пускать? Нет, не можемНа выходе с касс тоже есть камера, но она, оказывается, нужна не для этого. Эта камера -- одна на 4-6 касс.

"Вот так -- в магазине в Новокосино, который мы оснастили своей системой, -- на мониторе снова возникает картинка. -- Смотрите, две камеры на 11 касс.

Есть еще камеры, которые смотрят на зал, где выложены товары. Мы выбираем объект и следим. Вот именно так служба безопасности одного из магазинов следила за девушкой, которая взяла с полки дорогую расческу".
Мы видим, как она взяла эту расческу, вот нам показано время, когда это произошло. Теперь надо проверить факт оплаты девушкой расчески.

Вот здесь и нужна та камера, которая одна дает общий вид из расчета "одна камера на 4-6 касс". Если касс на одну камеру будет больше, то станет не видно, кто и где проходит. В архиве, полученном с такой камеры общего плана, задаем в поиске то время, когда девушка взяла расческу. С этого времени начинаем просмотр.

"Выяснили -- она проходила через самую крайнюю, 11-ю кассу, -- продолжает Алим. -- Спрашивается, зачем она туда пошла, если расчески находятся напротив четвертой? Она это сделала специально, потому что там дальше нет касс и нет людей, которые могут увидеть что-то. Далее мы перешли на другой сервер -- тот, на котором хранится видеоархив, получаемый с кассовых телекамер, в том числе и с той, которая направлена на 11-ю кассу.
И вот здесь интеграция кассовых данных с видеозаписью очень пригодилась, потому что мы смогли предельно четко понять, "прошла по кассе" эта расческа или нет. Мы посмотрели на той, предыдущей записи время, в которое девушка прошла через кассу, задали это время в поиске в видеоархиве, полученном с 11-й кассы. Так мы нашли запись того момента, когда эта девушка проходила через кассу".
На экране девушка -- объект нашего изучения, а поверх кадра -- надписи из кассового чека. Мы убеждаемся, что расческу она не пробивала.

"Тем самым мы сделали с вероятностью более 50% предположение о том, что она ее украла, а не оставила в торговом зале, -- продолжает Алим. -- Вообще, это свойственно нашим покупателям -- передумав покупать товар и ленясь положить его на место, бросить его где попало. Но это бывает с мелким товаром, потому что его покупка чаще бывает неосознанной. Крупный товар, например, такую вот дорогую расческу человек чаще выбирает осознанно, и у него есть время подумать -- нужна ему эта расческа или нет".

Итак, предположение сделано. Следующий шаг в работе сотрудника службы безопасности -- получить ее изображение крупным планом, чтобы продумать те мероприятия, которые служба безопасности проведет в отношении этой "покупательницы", когда она придет в следующий раз, если придет.

По меньшей мере, за ней тогда надо будет внимательно следить. Чтобы получить столь хорошее изображение, нужно зайти в архив телекамеры, снимающей крупным планом вход, установить там в поиске время, предшествующее тому, когда все это случалось, и искать момент, когда она зашла в зал.

Что может служба безопасности?

История с девушкой и расческой на этом не закончилась. Эта девушка вернулась через 2 часа. Вообще, это обычное явление: человек, совершивший кражу, возвращается, но чаще это бывает через день или, скажем, через три.

В тот день Алим как раз оказался на этом объекте. Поскольку система видеоконтроля стояла здесь недавно и люди с ней еще не освоились, он помог им полностью отработать этот случай вплоть до распечатки фотографий. К моменту возвращения девушки все успели их посмотреть, и на этот раз за ней уже следили. Она попыталась украсть 2 банки дорогого кофе, и ее задержали.

Видеоконтроль кассовых операций"Это был далеко не первый подобный случай в моей практике, -- вспоминает Алим. -- Я пытаюсь всем своим потенциальным заказчикам объяснять, что служба безопасности при правильной постановке дела может успешно вести постоянную, не только оперативную, но и архивную работу по отлову тех мошенников, с которыми она сталкивается".

Однажды в одном из магазинов в отделе сопутствующих товаров среди памперсов нашли пустую коробку из-под дорогого коньяка. В таких случаях возникает вопрос: в состоянии ли служба безопасности выяснить, что произошло, провести анализ и принять все меры для предотвращения подобного события в дальнейшем?

Во-первых, мы проверили: в зале находится 5 бутылок, а было 10. С помощью системы "POS-Интеллект" нашли, что продали 4 и убедились в этом, просмотрев ролики. Не хватало как раз одной бутылки.
"То, что они имели эту коробку, лучше, чем если бы они ее не имели, а просто знали бы, что одна коробка украдена, -- важно изрекает Алим. -- Потому что это давало очень хорошую "зацепку" для определения времени исчезновения бутылки.

Наличие телекамеры напротив этого места позволяло проследить, кто туда коробку положил. Удалось быстро найти это место и посмотреть: вот подошел паренек и, оглядевшись, сунул туда эту коробочку".
Дальше можно было смотреть запись с телекамеры, которая направлена на отдел алкогольной продукции. "Зная время, когда он упаковку засунул, сделали предположение, что он ее взял минут за 10-15 до этого и нашли ту запись, -- продолжает свой рассказ Алим. -- Вот он выбрал более-менее плоскую бутылку, которую удобно прятать. И коробочку из-под нее взял, а зря".

Дальше необходимо было прояснить ситуацию с оплатой этого товара. "И здесь камера выхода с касс просто необходима, -- утверждает Алим. -- На этом объекте находится 14 касс. В тот момент работали 12 из них. Камеры выхода с касс там не было. Сотрудник службы безопасности нашел этого человека только на 7-й кассе. Представляете, сколько он мучался! Ведь интервал времени, через который жулик мог выходить из магазина, надо было задавать в размере минут 15".

"По 5-6 можно!", -- возражаем мы.

"Нет, по 15 надо, -- настаивает Алим. -- Кто его знает, сколько он еще по магазину ходил. Был случай, жулик 40 минут по залу бродил с товаром, который хотел украсть, а ребята из СБ его оперативно вели. Представляете, как они с ним намучались! А при просмотре касс принцип какой-то должен быть. Вот этот сотрудник и начал с первой".

"Можно сразу по 4 камеры на монитор выводить и одновременно смотреть", -- не унимаемся мы.

"Тем не менее, камера выхода с касс -- значительно лучше. Тем более, что с ее помощью мы контролируем всю область выхода с касс. Часто под ее обзор попадают арендаторы -- это особенно важно, если среди них есть ювелирка, накопители для сумок покупателей и прочее.

Итак, он проходил через кассу и бутылку не пробивал. Кассовый контроль на этом объекте есть. Этот человек там пробил жевательную резинку и еще какую-то мелочь. Кстати, это очень типичная ситуация, когда жулик пробивает товары на незначительную сумму. Это означает, что, имея возможность в системе "POS-Интеллект" запросить у программы пробитые чеки с суммами, ну, скажем, до 100 рублей, можно пытаться выявлять тех, кто часто посещает магазин и постоянно делает незначительные покупки. Это дает нам ту самую необходимую информацию для проверки: а что же делал этот покупатель в торговом зале?

Дальше, сделав вывод, что он украл бутылку, сотрудники магазина пошли в архив телекамеры входа в торговый зал и получили изображение этого человека. Это -- картинка с той камеры входа в торговый зал, образца 2003 года. (Алим показывает картинку.) Сейчас, чтобы можно было распознать человека получше, мы "берем" лица людей на входе вот так, -- перед нами возникает другое изображение, гораздо более крупное.

Имея такие фотографии, куратор этого магазина из службы безопасности отпечатал их с максимально хорошим качеством и на очередном собрании сотрудников всем показал со словами: "Когда этот человек придет, надо сказать мне, если я буду в тот момент на объекте".

Фотографию эту он направил в отдел милиции. Там сказали: "Это вор по кличке "Нос", занимается именно этим". Когда этот человек снова появился в магазине, к его приходу были готовы и куратор, к счастью, как раз оказавшийся на объекте, вышел к нему и "мило поговорил с железным лицом".

Мы удивляемся: имеет ли он право так поступать с человеком, которому не предъявляется обвинение? Но все, оказывается, очень просто: сам человек знает, что он вор, и сотрудник магазина, который говорит ему это, знает, что тот человек -- вор. Подходит к вору и говорит ему "Уходи!" не рядовой сотрудник, а опытный руководитель, который знает, как это правильно сделать.
У таких опытных сотрудников налажено взаимодействие с милицией. По их звонку она приезжает сразу.

Примером такого взаимодействия может служить раскрытие случая, когда в сговоре работали аж 5 человек -- грузчики во главе с менеджером по закупкам. Впервые их заметили, когда просматривали старую, еще аналоговую запись с телекамеры, которая вела съемку вдоль забора.

Человек, который обнаружил злоумышленников -- бывший оперативный сотрудник, который любит сидеть и вести в видеоархиве "оперативную работу". Другой на его месте, может, и не делал бы этого. И вот однажды он увидел на записи: выходят три грузчика и кладут мешки не в мусорный контейнер, а около забора. Ему стало более-менее понятно, о чем идет речь. Он позвонил в милицию.

Сотрудники милиции приехали, сели снаружи за забором в кустах и стали ждать. Ближе к вечеру опять, как тогда, на записи, вышли два грузчика и перебросили мешки через забор. "Милиционеры сидят, -- рассказывает Алим. -- Грузчики подходят к мешкам -- милиционеры их "берут", отводят в сторонку. Тот менеджер по закупкам, который послал грузчиков, поскольку те не вернулись, выходит на улицу и спрашивает милиционеров (они -- в гражданской одежде): "Вы здесь грузчиков не видели?". Те в ответ: "О! Иди сюда!" Там, в мешках оказалось вещей больше чем на 1000 долларов".

Этот случай Алим считает очень поучительным. Важно не ограничиваться заглядыванием в видеоархив только тогда, когда что-то произошло, то есть по факту совершенного события. Архив надо периодически просматривать -- просто в поисках чего-то важного, чего иным способом не узнаешь. Что-нибудь такое там непременно найдется.

Как не надо делать

"Вот объект, на котором мы меняли видеоконтроль кассовых аппаратов, сделанный до нас кем-то другим, на новый, -- вспоминает Алим. -- Система видеонаблюдения, стоявшая здесь, уже была цифровой -- в том ее варианте, который типичен для 2000-2003 годов -- раннего этапа цифровизации подобной техники.

Но камеры при этом были черно-белыми и расставлены были так, как будто никакой задачи инсталлятору вообще не ставили, то есть наобум.

Алим уверен: тот, кто выполняет подобный проект, должен не пытаться угодить заказчику, особенно когда речь идет о попытках вместить хорошую систему в какие-то безумно маленькие суммы, а объяснить ему, как все на самом деле надо делать.

В итоге люди, которые ставили эту систему, попытались "изобразить" кассовый контроль, но сделали это плохо. Телекамеры были размещены так, что в кадр попадало не все то, что нужно, а ровно в два раза меньше.

"Вот, посмотрите, виден только сидящий кассир, и то не весь, и как он открывает ящик с деньгами, -- объясняет Алим. -- И виден кусочек транспортера для товаров. Да еще и телекамеры -- черно-белые. Ни покупателя не видно, ни того, как кассир чек пробивает! И совсем не видно, что происходит с товаром.

Наша компания провела переговоры с этим заказчиком, мы показали ему подборку видеоматериалов, рассказали обо всех вариантах того, как это надо делать. В результате заказчик пригласил нас заменить его систему на новую".

Алим начинает рассказывать, как была устроена система видеоконтроля кассовых операций, которую в результате поставила на этом объекте его компания: "Там 10 касс на выходе. В торговом зале есть 11-я касса, которая торгует элитным алкоголем.

Кстати, это одна из возможных концепций контроля -- создавать для дорогих товаров отдельную кассу внутри торгового зала с прилавочным методом торговли. Например, это могут быть коньяки какие-то безумные, бренди, -- Алим смеется. -- Там все товары доступны только через руки кассира, и это -- стопроцентное предотвращение краж покупателями".
Наша беседа продолжается.

Ломщик всегда спокоен

"На заре наших продаж мы считали, что скорость записи 3--4 кадра в секунду на канал -- это достаточно, -- вздыхает Алим. -- Мы исходили из того, что важно дать заказчику большой архив, а он несовместим с большой частотой кадров.

Конечно, это было другое время. В 2003 году на рынке надежными были "винты" на 200 Гбайт. А сейчас мы можем диски на 500 Гбайт поставить, если очень хочется. А тогда мы заказчику поставили систему, в которой была скорость 3 кадра в секунду, чтобы дать ему возможность хранить архив 10 дней.

На самом деле это была скорость 3,125 кадра/с. Потом мы плавно перешли на 4 кадра/c. А потом у одного заказчика произошел случай: "ломщик" денежных пачек обманул кассира так ловко, что при просмотре видеозаписи в архиве, при скорости 4 кадра в секунду на канал непонятно, что же такое он сделал. Это потом уже при тщательном анализе служба безопасности все поняла".

А другого "ломщика" -- при скорости 6 кадров в секунду -- было видно. Алим показывает нам этот видеоролик. "Мужчина просит кассира поменять 15 тысяч, которые у него в тысячных купюрах, на 30 "пятисоток", -- поясняет Алим. -- Вот, смотрите, он взял у кассира эти 30 пятисоток и половину "отщипнул". Дальше он просит кассира вернуть ему его деньги. Она их отдает, а "пятисотки", которых стало вдвое меньше, убирает, не посмотрев.

Видите, он свои деньги забирает и уходит. А потом к ней подошли коллеги и посоветовали проверить деньги. Она открыла денежный ящик в кассе, посчитала деньги, вскочила и побежала за мошенником. Поскольку такие люди, как этот "ломщик", очень уверены в себе, он спокойно стоял недалеко от выхода. Он увидел ее, молча отдал обратно деньги и ушел.

После того случая, когда в таком же инциденте видеозапись "не поспела" за ломщиком, мы показывая заказчикам эти видеоролики и предлагаем ставить на кассы 6 кадров в секунду, а в зале -- 4".
"Ну да, а "ломщики" купили такую систему и тренируются обманывать ее при 6 кадрах в секунду", -- неуклюже шутим мы. Алим коварно улыбается.

Можно было бы долго продолжать наш рассказ, потому что случаев у Алима еще "вагон и маленькая тележка", но мы на этом прервемся. Алим складывает заветный ноутбук. Возможно он, несмотря на поздний час, отправится не домой, а туда, где уже стоит инсталлированная его фирмой система, чтобы опять провести аттестацию сотрудников СБ заказчика для работы с цифровыми продуктами. Такую аттестацию Алим, по его словам, старается проводить с определенной частотой, чтобы помочь им в повышении квалификации.

А может быть, он поедет куда-нибудь, где сотрудники компании "СВС ПРОЕКТ" монтируют очередную систему? Какую систему? "POS-Интеллект". С другими Алим не работает.


Полезные материалы