experience the next
 
Главная  > Журнал «Experience the Next»  > Статьи из журнала  > POS-Интеллект

Снижение потерь в розничной торговле

24.04.2006

Вот так кассир ворует деньги из кассыИстошный крик "Держи вора!!!" ненадолго перекрывает шум торговых рядов. И сразу несутся куда-то люди, кто-то суетливо прикрывает руками свой прилавок, защищая его от возможного опрокидывания. Все, что будет разбито и сломано во внезапно возникшей толчее, стоит намного больше, чем сама вещь, которую схватил жулик, вызвавший эту сумятицу...

У нас все не так. Мы спокойные, скорее вялые, бесстрастные, не склонные откликаться на чужое мелкое горе вроде украденного кольца колбасы. А за покупками ходим не на базар и даже не просто в магазин, а в супермаркет и в гипермаркет, а скоро, наверное, будем ходить в гипер-гипермаркет.

Супермаркет -- замечательное и очень логичное порождение "эпохи высокого массового потребления". В нем покупатель ходит себе взад-вперед, трогает все руками, вертит по-разному, складывает сначала в корзину, потом заменяет переполненную корзину на тележку, иногда, передумав брать какую-то вещь, возвращает ее на место или бросает, где попало. Зайдя в супермаркет за определенным набором товаров, он обязательно накупит массу всего другого, попавшегося на соседних полках.

Так покупатель тратит денег гораздо больше, чем отдал бы "через прилавок". И самих покупателей можно пропустить через супермаркет очень много, если поставить их обслуживание "на поток". Оттого он хорош и для торговца, которого мы повадились звать ретэйлером, "на аглицкий манер".

Вору в супермаркете тоже лучше. Ему в нем удобнее воровать.

Воруют...

Масштабы краж в супермаркетах вынуждают современную сферу торговли постоянно вести счет своим убыткам, связанным и с воровством, и с халатностью собственных работников. В этом она сильно превосходит любой базар, хоть древний, хоть современный. Для самого воровства найден более изящный термин -- "потери в торговле". Это понятие шире, сюда входит и всевозможная порча товара, но кража -- это, все-таки, главный вид таких потерь.

Получается, что в западных странах компании, занимающиеся розничной торговлей, теряют около 1,5% объема продаж. Это означает для них потерю нескольких десятков процентов от чистой прибыли. За год набегает 30 млрд долларов в США и столько же в Европе -- долларов или евро -- это уже неважно в случае приближенной оценки.

  Если потери магазина менее 0,3% оборота -- это хорошо, воруют 0,3-0,5% -- нормально, но если цифра зашкаливает за 1,5%, нужно срочно принимать меры

Теперь попробуем мысленно оценить, какая часть таких потерь осталась неучтенной в этих подсчетах. И представим, каковы могли бы быть эти показатели для России. Словом, простор для арифметического фантазирования имеется.

Демонстрируя одинаковую величину потерь в торговле, США и Европа разошлись в их структуре. Сотрудники торговых компаний Старого Света разворовывают лишь 30% того, что пропадает в этих компаниях, а покупатели -- аж половину. В США эти два отряда недругов торговой организации меняются местами: работники торговли виновны в половине краж, а покупатели -- в 30%. Оставшееся добирается в этих двух частях "цивилизованного мира" одинаково -- на административные ошибки и плохую организацию документооборота приходится 15%, а на мошенничество поставщиков -- 5%.

Численные показатели по потерям в торговле могут кого-то ужаснуть, могут заставить заречься вести торговый бизнес, а могут, наоборот, подтолкнуть к тому, чтобы поискать адекватную защиту и воплотить древнее "Держи вора" в стихии современных технологий.

Вот и давайте посмотрим, что это за технологии, которыми может вооружиться современный магазин, а заодно и предприятие сферы услуг. Начнем с простого -- с перечня видов воровства. Ведь выслеживать и ловить воров -- дело достаточно хлопотное и порой небезопасное. Куда проще сидеть в уютной теплой комнате и классифицировать их.

Кто тебя выдумал...

Самое простое деление похитителей -- на "своих" и "чужих". В торговом предприятии "свои"-- это работники, а "чужие" -- покупатели и маскирующиеся под них граждане. Эти две категории только что встретились нам в статистических данных по потерям. "Чужие" приходят в торговый зал и ищут, что бы "стянуть", а "свои" -- выносят товар в сумках после работы, невзначай оттаскивают не в ту сторону ящичек-другой при выгрузке товаров из машины или, работая на кассе, совершают хитрые махинации.

Мысль о том, что "свои" -- опаснее, является достаточно тривиальной, и вряд ли ее нужно доказывать либо иллюстрировать. Для нашего исследования, однако, это "превосходство" работников является достаточно важным, ибо из него вытекает, что со "своими" справляются далеко не все технологии безопасности.

Уместно разделить "своих" на кассиров и остальных сотрудников. Первым ближе протянуть руку к деньгам, а вторым -- к продаваемым товарам. Отсюда -- большая разница в методах нечестного обогащения тех и других.

Как это всегда бывает при попытке разделения людей на виды, у нас возникает и смешанная форма -- это группа, которая состоит из работников магазина и внешних людей и действует согласованно. Варианты такого симбиоза -- кассир и сторонний "псевдопокупатель", кассир и работник зала и даже, страшно подумать, кассир и администратор.

Вот один тривиальный пример подобного сотрудничества: работник склада перебрасывает товар через забор, а его товарищ подбирает этот товар снаружи. Другой вариант: кассиру для совершения сложной махинации нужно, чтобы перед ним под видом обычного покупателя стоял его сообщник, делающий заранее оговоренную покупку.

Некоторые специалисты по потерям принимают следующую схему: 10% сотрудников магазина не станут воровать ни при каких условиях, 10% будут воровать всегда, а остальные 80% могут повести себя так или иначе в зависимости от обстоятельств.  

Иной способ разложить похитителей по классам -- это сформулировать их мотивы. Здесь тоже все просто. Воров вполне можно разделить на тех, кто крадет ради пополнения личного бюджета, и всех остальных. Первые делятся на профессионалов и людей, вынужденно пустившихся на это под давлением обстоятельств.

Профессионалы, сознательно и неутомимо делающие свое дело, -- важный источник убытков для торгового предприятия. Эти люди тщательно готовятся к "работе", часто бывают неплохими знатоками психологии, что помогает им в борьбе с сотрудниками магазина, которых им предстоит обмануть (в том числе и в случае, если они сами -- сотрудники магазина). Наоборот, человек, оказавшийся в крайне бедственном положении, едва ли представляет большую опасность, он, чаще всего, действует спонтанно и неумело.

Конечно, таких профессионалов можно разделить на тех, кто ворует потому, что не может иначе свести концы с концами, и на тех, кто просто не считает нужным заниматься чем-либо еще, когда кругом на полках лежит в открытом доступе столько всего хорошего. Но мы залезли уже очень глубоко в психологические дебри, и надо как-то выбираться, ведь тема нашего повествования -- это современные технологии на страже имущества и порядка, а вовсе не человек. Выбираться будем постепенно, рассмотрев по дороге вторую группу мотивов воровства -- нематериальную.

Сюда относятся люди, которые либо не нуждаются в деньгах настолько, чтобы тащить товары из магазинов, либо, если и нуждаются, то крадут не поэтому. Основные причины "грехопадения" у таких людей могут быть сведены, если отбросить экзотику, к следующим: кража ради самого процесса, кража из-за внезапно возникшего порыва украсть и кража из мести.

Воруют...Первый из этих случаев включает в себя различные варианты воровства ради получения острых ощущений, кражи "на спор", кражи ради того, чтобы проверить свою смелость, которую в таком случае правильнее назвать наглостью. Сюда же относятся всевозможные виды заболеваний, связанные с потребностью человека в воровстве.

Переходим к внезапному труднопреодолимому желанию украсть. От него не застрахованы многие. Они, конечно, составляют в общей людской массе абсолютное меньшинство, но какое же разнообразие типажей в нем собрано! Чего стоит богато одетый человек с несколькими тысячами долларов в кармане, который вдруг попытался "стянуть" в кондитерской секции плитку шоколада, и, будучи пойман, не может объяснить, зачем он это сделал.

Словом, в когорте "жертв внезапного порыва чувств" -- и люди с достатком, и без, и мужчины, и женщины, и взрослые, и дети. Последним, вообще, приходится туговато в современном российском обществе, где приобрести набор нравственных ценностей сложнее, чем жажду материального накопительства. Более того, оказавшись в магазине самообслуживания, где с полок можно набрать всякой всячины, ребенок порой просто не понимает, что все это надо методично показывать кассиру и оплачивать.

Такое же спонтанное желание украсть может посетить и работника магазина, который получил доступ к материальным благам, и решил вдруг, что надо бы этим доступом как-то воспользоваться.

Последний упомянутый нами случай (мы допускаем наличие и других, но устали углубляться в набор персонажей) -- это кража из мести. Здесь речь идет об обиде, которую начальник мог нанести своему подчиненному -- сотруднику магазина, а также, вообще, о плохой мотивации работников -- низкой зарплате, недостатке моральных стимулов.

Те средства, которые помогают против этого, теперь тоже называют технологиями, но полное их имя -- "технологии управления персоналом". Их мы оставим за рамками статьи. И перейдем, наконец, к разговору о технологиях безопасности, первая и самая очевидная из которых -- технология защитных меток.

В каком ухе звенит

Принцип действия защитной метки прост и известен всем. Метка, она же бирка или этикетка, выполнена в виде штрих-кода или чего-то похожего и наклеена на каждую вещь, выложенную в зале самообслуживания. На выходе из зала стоят "ворота", через которые нельзя просто так пронести метку. Они включают в себя антенну, которая посылает некий сигнал, и приемник, получающий от метки сигнал ответный.

Если кассир, получив деньги за товар, дезактивировал метку своим сканером, то покупатель может выносить этот товар через "ворота" и идти с ним домой. Если же кассир не произвел такого действия, то "ворота", "почуяв" метку, подают звуковой сигнал.

Основной термин, обозначающий эти системы: EAS. Он происходит от английского Electronic Article Surveillance -- "электронное обнаружение предмета".

  При круглосуточном режиме работы магазина, АЗС или бара 70% злоупотреблений приходится на ночное время.

Одних только принципов, на которых могут быть устроены системы EAS, -- три: радиочастотный, электромагнитный и акустомагнитный. Антенна в любой из этих систем излучает электромагнитное поле, но в первом случае метка представляет собой маленькую антенну, которая переизлучает полученный сигнал, во втором -- металлическую полоску, вносящую изменения в параметры исходного поля, а в третьем -- тоже металлическую полоску, но такую, в которой исходное поле вызывает звуковые колебания. Попадание метки в поле зрения дезактиватора -- событие благоприятное для самого магазина -- это очередной акт купли-продажи, из числа тех, ради которых и живет магазин, а попадание активной, "неразряженной" метки в "ворота" -- событие тревожное: кто-то прошел "мимо кассы".

Очевидно, что у каждого из трех видов систем EAS есть свои преимущества и недостатки, иначе какие-то два из них уже "вымерли" бы. Например, радиочастотные системы дешевле, но с их помощью нельзя защищать металлические предметы.

Более новой и богатой по возможностям, а заодно и дорогостоящей технологией является RFID. Название это также взято из английского и означает Radio Frequency Identification -- радиочастотная идентификация. В системе RFID есть три тех же самых типа устройств -- метка, считыватель и антенна с приемником. Разница состоит в том, что метка RFID содержит в себе целую микросхему, в которую может быть записана масса всякой информации.

В метке EAS кассир просто стирает раз и навсегда информацию о том, что эту метку, а значит и тот предмет, на которую она наклеена, нельзя выносить из магазина. Он просто дезактивирует метку, делает ее невидимой для антенны. В метке RFID кассир меняет информацию о статусе товара, а сама метка остается при этом дееспособной. Принцип передачи сигнала в системах RFID, как видно уже из их названия, -- радиочастотный.

Более новой и богатой по возможностям, а заодно и дорогостоящей технологией является RFIDТехнология RFID позволяет значительно обогатить процедуру контроля товаров. В метку можно записать любую информацию о статусе товара, на котором она размещена. При приеме товаров на склад, при их перемещении с полки на полку и при любом подобном действии можно автоматически вести их учет, считывая с меток необходимую информацию и записывая новую.

Еще одной особенностью метки RFID является то, что ее легче разместить на товаре в незаметном месте.

Системы RFID существенно дороже, чем EAS. Одним из элементов RFID, цена которого весьма ощутима, является как раз сама метка. Поэтому торговая организация, которая "дозрела" до применения RFID, нередко начинает с того, что маркирует ими только наиболее дорогие или чаще похищаемые товары.

В России объемы воровства со стороны персонала и покупателей соотносятся как 6:4 в нормально работающем магазине и как 7:3 при неблагоприятной обстановке в нем.  

После того, как счастливый обладатель новой покупки ушел из магазина, метка RFID может продолжить свою жизнь. С нее в любой момент можно считать информацию о том, где и когда произведена эта вещь, когда и за какую сумму она была куплена. Последнее обстоятельство еще не нашло своего применения даже на Западе, но о нем уже сказано немало. Тамошнего обывателя не радует перспектива натащить в свой дом меток, на которых записана информация о том, куда он ходит и что покупает. Человек, никогда не живший в стране с всесильными спецслужбами, но читавший о них или "накачанный" страхами через телевидение, боится до истерики любых механизмов тотального контроля.

Поскольку мы все-таки говорим о борьбе с потерями в торговле, то давайте ограничимся упоминанием того обстоятельства, что вор, благополучно вынесший краденую вещь из магазина, теоретически может быть выслежен по RFID-метке. Ведь, коли магазин "объявит" эту вещь "в розыск", то вероятность того, что похититель однажды с нею "засветится" во всех смыслах этого слова, не стоит сбрасывать со счетов. Возможно, что это -- дело недалекого будущего.

К тому же все это не относится к маркировке продуктов питания. А что делать с их RFID-метками? Может быть, отдавать своему гастроэнтерологу?

Начинаем отлов

Ну вот, мы завели в магазине систему защитных меток и открыли торговый зал. Где они, те люди, которые вчера еще запросто выносили через кассу неоплаченные товары? Часть из них просто ушла в другие магазины.

Здесь следует отметить, что, устанавливая любую сколь либо эффективную защиту от преступников, мы просто перенаправляем их, условно говоря, на своего соседа, который отстал от нас в вопросах применения этой защиты. Данное утверждение верно и для обладателя небольшого дачного домика, и для владельца крупного гипермаркета. Задача системы безопасности -- не переловить всех негодяев в округе, а защитить от них один отдельный объект, затруднить им их работу в конкретно взятом месте.

Итак, воры ушли, но не все. Многие занялись отрыванием и отскабливанием защитных меток прямо в зале. Некоторых из них, самых бестолковых, мы вскоре увидим "невооруженным глазом", но не забывайте, что большинство в этом сообществе составляют профессионалы!

Поскольку метка представляет собой несложное устройство для детектирования его с помощью электромагнитного поля, ее не обязательно отрывать, а можно и просто вывести из строя, например, порвать, надрезать, испортить сильным магнитом или чем-то заэкранировать при проходе через кассу.

Словом, защитные метки стараются "держать удар", но получается у них это далеко не всегда. Еще бы! В торговых залах кипит невидимая работа по отрыванию заветных ярлычков.

  Около 25% магазинных краж совершают дети, 75% -- взрослые. Каждый пятый взрослый начал воровать в юном возрасте. Типичный магазинный вор не имеет каких-либо отличительных характеристик. Мужчины и женщины воруют одинаково.

Чего только не вытворяют преступники! Они действуют парами: один снимет защитный ярлык, другой вынесет -- первый подозрительно закопался у полки, но нет, отошел с пустыми руками, подозрения охранника развеялись. Граждане, опомнитесь! Господь сказал всем объединяться в пары, но совсем не для этого!

Тот, кто предпочитает работать один, может придти, снять ярлыки с намеченных товаров и уйти, а позже вернуться за ними и вынести добычу.

Многие похитители имеют при себе инструмент для снятия ярлыков. От таких впору ставить еще и металлодетектор, но не слишком ли много покупателей отпугнет это устройство?

Как отмечалось выше, метка RFID может быть спрятана так, что ее нелегко найти. Это -- серьезное препятствие для вора, но преодолимое. Отдельной статистики по отскребанию меток RFID пока нет, но это как раз и говорит об их все еще небольшом распространении.

Итак, защитные метки являются полезным, но уязвимым средством борьбы против воров, приходящих в магазин под видом покупателей. Не столь эффективны они против недобросовестных сотрудников самого магазина: ясно, что у последних больше возможностей и для отрывания меток, и для выноса товара в обход антенных рамок. И уж совсем ничего не могут поделать защитные метки против злонамеренного кассира. Здесь впору ставить вопрос иначе: не помогают ли они ему в определенных случаях?

Все это в целом побуждает нас поскорее рассмотреть другие технологии безопасности.

Туда нельзя!

Контроль доступа, несомненно, относится к числу технологий, возможности которых по защите торгового предприятия весьма ограничены. В самом деле, применить его в торговом зале невозможно -- там должны свободно перемещаться массы покупателей (чем больше, тем лучше) и непрерывно сновать усердные работники. Можно лишь оборудовать системой контроля доступа складские, подсобные и служебные помещения.

Контроль доступа, несомненно, относится к числу технологий, возможности которых по защите торгового предприятия весьма ограниченыВыглядит это просто: возле двери висит считыватель, а у каждого сотрудника есть карточка. Подойдя к двери, сотрудник применяет свою карточку: подносит ее к считывателю, если он -- бесконтактный, или прикладывает, если он -- контактный. Тем самым этот сотрудник фактически вежливо просит систему контроля доступа впустить его.

В карточке доступа сотрудника может содержаться информация о том, что ему можно в одни помещения и нельзя в другие. Например, кассиру нечего делать на всех складах товаров, мерчендайзеру по бытовой химии можно заходить на склад моющих средств, но нельзя -- в холодильник, где хранятся мясопродукты.

Ясно, что так мы добьемся, чтобы сотрудник, отвечающий за молочные продукты, не мог ничего украсть на складе одежды, но не защитим от него сами молочные продукты. Отсюда -- ограниченность возможностей контроля доступа в магазине. Главный же его плюс -- в том, что контроль доступа -- высокоразвитая технология, прошедшая достаточно большой путь развития. Кроме того, такая система может попутно учитывать рабочее время: когда сотрудник явился на работу, сколько времени он провел в курилке.

На передовом крае развития систем контроля доступа находится биометрия -- идентификация человека по его уникальным признакам, самые подходящие из которых -- отпечатки пальцев и рисунок радужной оболочки глаза. Эти признаки используются вместо карточки доступа сотрудника и превосходят ее, в частности, за счет того, что карточка может быть украдена, потеряна или отдана другому человеку, а с биометрическими признаками это происходит только в боевиках и триллерах.

Многия средства

Говоря о других технологиях защиты магазина, следует вспомнить о том, что ему угрожают и ночные взломщики: их мы тоже встречаем -- кто в сводках статистических данных о потерях в торговле, а кто и в жизни. От них неплохо защищают системы охранной сигнализации.

Такие системы имеют в своем составе датчики, которые вырабатывают сигнал тревоги и передают его на пульт охраны. Существует довольно много типов таких датчиков. Они различаются принципом действия. Одни датчики регистрируют звон разбитого стекла, другие -- звук, который возникает при чьих-либо попытках сломать дверь или просверлить стену, третьи -- реагируют на открывание двери, окна или заветной коробочки. Многие виды датчиков рассчитаны на обнаружение человека.

Предприятия сферы торговли и услуг по сложности выявления на них злоупотреблений распределяются (в порядке убывания): рестораны с обслуживанием столиков; АЗС; магазины, работающие с предоставлением скидок; рестораны быстрого питания; супермаркеты и гипермаркеты.  

Охранную сигнализацию стоит дополнить сигнализацией пожарной, поскольку огонь -- тоже не последний по значимости враг предприятия. Пожарные датчики регистрируют пламя, дым либо другие продукты горения.

Начав бороться с угрозой возгорания, можно пойти дальше и установить средства борьбы с огнем, а не только его обнаружения. Здесь очень поможет пожарная инспекция, которая вовремя придет и подскажет, что в магазине что-то не в порядке.

Помимо сигнализации, защитить магазин от взломщиков помогут инженерные решения -- укрепленные двери, сложные замки, сейфы для хранения особо ценных товаров и, конечно, документов. Стекла в магазине также можно укрепить -- защитить от возможных ударов с помощью специальной пленки, в том числе пуленепробиваемой, а на ночь закрывать рольставнями.

Определенную помощь в борьбе с потерями могут оказать всевозможные пломбы и датчики вскрытия, которые не остановят вора и не поднимут тревоги, но однозначно сообщат о том, что в таком-то помещении побывал некто лишний, абсолютно там ненужный.

Родственный пломбам класс защитных средств -- это разнообразные датчики хранения, но они защищают магазин не от воров, а от порчи товара и, вообще, от недобросовестности поставщиков или халатности транспортников. Такое защитное средство способно, к примеру, раз и навсегда изменить свой цвет, если его температура превысит некую заданную величину, а значит, явится абсолютно неподкупным свидетелем того, что условия хранения товара не были соблюдены.

Более сложная функция такой защитной пломбы -- взять интеграл от температурной кривой, т.е. оценить меру накопления эффекта от пребывания товара в условиях ненадлежащей температуры.

Некоторые западные производители уже научились для проверки режима хранения продуктов использовать микроорганизмы. Их закатывают тонким слоем на чипы, преобразующие информацию об их состоянии в электронные сигналы. В результате микроорганизмы теперь можно называть маленькими помощниками человека в борьбе с потерями в торговле.

  В Германии ежегодные потери в торговле составляют 2,1 млрд евро. На защиту от воров предприятия торговли тратят 925 млн евро.

Несомненно, ценным звеном системы безопасности является человек -- охранник, сотрудник службы безопасности. Можно много говорить о том, насколько большое значение имеет опыт и профессиональная интуиция такого человека, но лучше просто правильно организовать его труд.

В торговле важен и внешний вид охранника. "Неотесанный" человек с грубыми манерами, да еще и одетый в устрашающего вида униформу, нелепо маячащий на входе, отпугнет немало покупателей. Этот мотив постоянно возникает в нашем повествовании: излишние меры безопасности негативно влияют на бизнес, хотя призваны были его защитить.

Человек же является и наиболее уязвимым элементом защиты. С охранником можно вступить в сговор. Он способен отвлекаться, он устает, и его внимание может притупиться, он подвержен всякого рода воздействию, в том числе с помощью каких-либо психологических приемов, сознательно применяемых злоумышленниками. Охранник может оказаться не готов к какой-то сложной ситуации, а неопытный, молодой сотрудник службы безопасности может не сделать того, что сделал бы в аналогичной ситуации его более "тертый" коллега.

Чтобы скомпенсировать эти факторы уязвимости сотрудников охраны, поступают по-разному. Можно приглядывать за ненадежными охранниками, можно проводить обучение и психологические тренинги. Главное, чтобы службу охраны возглавлял человек опытный, который хорошо знает свое дело.

Мы вплотную подошли к важному моменту. Любая передовая технология и любая дорогостоящая система безопасности при неправильном использовании будут работать впустую. А чтобы оно было правильным, применение техники должно стать составной частью комплексного и спланированного подхода к обеспечению безопасности.

Такой подход непременно должен включать в себя некие организационные мероприятия. Администрация магазина должна периодически оценивать эффективность применяемых систем безопасности, проверять, где самые слабые места в его защите. Следует помнить, что уязвимость любого более-менее сложного объекта постоянно меняется с течением времени и, следовательно, требует периодической переоценки. Для такой переоценки не грех обратиться и к сторонней специализированной организации, но в нашей стране этого не любят.

Сотрудникам нужно объяснять, зачем нужны средства безопасности. Не помешает заранее взять с работника письменное заявление о том, что он предупрежден: в торговом предприятии, где он трудится, используется такое-то средство безопасности.

"Неужели в лице оргмероприятий мы добрались до верхней точки своего повествования?" -- спросит здесь иной читатель. Нет, мы оставили "на сладкое" видеонаблюдение, а на "самое сладкое" -- его интеграцию с другими технологиями.

Всевидящее око

Позволить себе установку системы видеонаблюдения может в наше время любой магазин -- и большой, и маленький. Разными будут лишь стоимость системы и набор задач, которые она решает. В любом случае, главное в такой системе -- то, что в различных углах магазина размещаются телекамеры. Изображение с них по кабелю передается в помещение, где работает служба безопасности. Это изображение выводится на монитор, а также записывается в архив.

Оператор, который сидит перед монитором, может видеть изображение сразу от многих камер, а может вывести на весь экран изображение лишь с одной, чтобы в деталях рассмотреть, что же там такое происходит.

Современные системы видеонаблюдения стали цифровыми. Применительно к ведению архива это означает, что все изображение записывается не на пленку, а на жесткий диск, поиск на котором нужного фрагмента может быть мгновенным, а его воспроизведение -- ускоренным, замедленным или обратным.

Телекамеры можно поставить везде, и их количество ограничено лишь объемом денежных средств и фантазией того, кто решает, где каким камерам быть. В магазине телекамеры уместны и в торговом зале, и перед входом, и в подсобках, и на складе, и там, где происходит разгрузка привезенного товара. Поворотная камера, которой оператор управляет со своего рабочего места, позволит ему просматривать по очереди разные участки торгового зала и даже следить за каким-либо подозрительным субъектом. Однако полностью одна поворотная камера не заменит несколько неподвижных, поскольку последние все же "смотрят" из разных точек.

  К услугам магазинных воров — скупщики краденого, которые платят им 10-15% стоимости вынесенного из магазина товара.

Теперь вернемся к магазинному вору, с которым мы расстались несколько страниц назад. Что он успел сделать за это время? Отклеить защитные метки с трех коробок дорогих конфет и затолкать в карман бутылку мартини, обработанную аналогичным образом. Но и мы не стояли на месте. Мы выяснили, что в торговом зале работают телекамеры наблюдения. И вот уже оператор, до того меланхолично жевавший бутерброд, вдруг заметил на экране нашего "антигероя".

Конечно, для того, чтобы служба безопасности могла увидеть абсолютно все, что происходит в магазине, потребовалось бы изображение с каждой телекамеры вывести на отдельный монитор, посадить перед каждым монитором по человеку и запретить ему отводить взгляд от экрана в течение всей его смены. Даже такое абсурдное построение "защиты" -- это лучше, чем вместо каждой телекамеры в помещениях ставить по охраннику, поскольку лишние люди в торговом зале мешают покупателям быстрее пополнять бюджет магазина, а в подсобках -- затрудняют работу всех прочих сотрудников.

Но все обстоит, разумеется, не так. Один оператор обслуживает много телекамер. Однако любой потенциальный вор знает, что внимание оператора в любой момент может быть сосредоточено именно на той телекамере, в поле зрения которой он хотел бы провести "изъятие плохо лежащего объекта".

Именно поэтому наряду с настоящими работающими телекамерами применяют и их муляжи, которые внешне похожи на телекамеры, но, по сути, вообще не являются оптическими приборами и стоят во много раз дешевле. Информацией о том, где муляж, а где настоящая телекамера, должны обладать лишь "те, кому надо", хотя очевидно, что не стоит питать иллюзий насчет того, сколь быстро такая информация расходится в коллективе, где "все свои". Словом, муляжи помогают защититься от "чужих", но не от "своих".

Видеоконтроль кассовых операцийИтак, теперь разрушители защитных меток у нас на крючке. Поставлены под контроль и сотрудники торговых залов и подсобок, для которых все эти метки были легко обходимым препятствием. Что еще? Еще метки не справляются с такой бедой, как поедание и выпивание товаров прямо в торговом зале, без прохода через кассу и, соответственно, "за счет заведения". Здесь тоже может помочь лишь телекамера. Представляете себе, какая это удача для системы видеонаблюдения -- поймать в одном кадре того, кто отрывает защитную метку и того, кто рядом с ним поедает товар в зале!

Здесь пришла пора вспомнить наш пространный перечень людей с разными мотивами воровства. Теперь становится ясно, что внедрение технологий защиты оказывает на них различное воздействие. У профессионалов с появлением защитных меток идет перегруппировка и перевооружение, небольшую часть людей, ворующих ради самого процесса, метки способны отпугнуть, но остальных -- лишь раззадорить, а на тех, кто украл спонтанно, они не окажут воздействия, но зато самому магазину позволят их с легкостью остановить.

А вот видеонаблюдение, по идее, способно и в этом вопросе на большее. Нам, редакции журнала Hi-Tech Security, кажется, что оно может отвадить большинство из тех самых, которые "ради процесса". Да и часть профессионалов оно подтолкнет к переквалификации (хотя едва ли -- к возврату в рамки закона). Ну а людей, подверженных спонтанным приливам желания умыкнуть что-нибудь, видеонаблюдение поможет быстрее переловить поодиночке.

В славной семье средств безопасности видеонаблюдение не имеет себе равных и по еще одному очень простому параметру: оно дает прекрасный способ уличить пойманного вора, показать ему, что отпираться бесполезно.

Часть телекамер полезно поставить на здании магазина снаружи. Здесь они, во-первых, присоединяются к упомянутым выше инженерным сооружениям, чтобы вместе защищать хозяйство от ночных воров и взломщиков. Во-вторых, они приглядят за автомобилями тех покупателей, которые прибыли в магазин не пешком, а "на четырех колесах" и потому, к радости владельцев магазина, накупят всего побольше.

Современное видеонаблюдение, став цифровым, не остановилось на этом, а тут же начало делаться сетевым. Это означает, что изображение может передаваться по обычным компьютерным сетям, в том числе по Интернету. Таким образом, видеонаблюдение становится удаленным. Картинку из магазина в Хабаровске может просматривать на своем мониторе начальник, сидящий в Москве или, нет, лучше в Цюрихе. Он оценит, как работают его подчиненные: раскладывают ли мерчендайзеры на полках сухарики к пиву именно так, как он их учил.

Мы до сих пор ни разу не вспомнили про еще один источник опасности для магазина -- нападение на кассиров и инкассаторов.

На Западе с недавних пор для того, чтобы периодически изымать вырученные деньги у кассира и безопасно перемещать их в более уединенное и защищенное место, применяют пневмопочту. Наверное, приживется она и у нас. Это трубопровод, в котором предметы передвигаются под давлением. Кричать такой трубе, чтобы она отдала деньги, "а то хуже будет", -- бесполезно.

Ну и, как всегда, на помощь в борьбе с грабителями приходит система видеонаблюдения. Конечно, она не скрутит насильника и не закроет собой дуло пистолета. Но нападающий будет, по меньшей мере, заснят, и его изображение попадет в видеоархив, а оттуда -- в милицию.

Конечно, все, что говорилось выше об опасениях части западной общественности насчет распространения RFID, может быть применено и к видеонаблюдению, причем в многократно усиленном виде. Но для российского общества все эти опасения не характерны, пожалуй, ввиду общей неразвитости нашей социальной мысли.

Ранее уже говорилось, что с работников магазина рекомендуется брать расписки, в данном случае -- о том, что они предупреждены о наличии в магазине видеонаблюдения. Зачем оно ведется, нужно им объяснять и иногда, в воспитательных целях, напоминать. Для покупателей следует на видном месте повесить аналогичное предупреждение.

В конце концов, супермаркет -- это не то место, где человек вправе рассчитывать на возможность побыть наедине. К тому же, мониторинг ситуации в зале ведется обычно общим планом, при столь небольшом увеличении изображения, что это, в любом случае, едва ли можно считать подсматриванием. Лишь заметив что-то подозрительное, оператор изменяет увеличение, управляя камерой на расстоянии, либо просто выводит кадр на монитор крупным планом.

Разумеется, оператор -- тоже человек и вполне может злоупотребить техникой, которая ему доверена, поглазеть на симпатичную девушку. Но, в конце концов, чем у нас только не злоупотребляют! Было бы странно, если бы видеонаблюдение осталось в этом вопросе не затронутым.

Мы пришли к выводу, что видеонаблюдение превосходит защитные метки по эффективности борьбы с воровством покупателей, а также позволяет решить проблему хищений, совершаемых работниками торговых залов и подсобными рабочими. Но мы еще не решили, как быть с тем, что оператор видеонаблюдения быстро теряет крайне высокую внимательность, а затем и какую бы то ни было внимательность. Кроме того, не решена у нас пока и проблема махинаций кассиров -- работников, имеющих доступ к самому ликвидному виду ценностей.

Решить первую проблему позволяют детекторы разнообразных событий -- интеллектуальные и не очень, а вторую -- интеграция видеонаблюдения с кассовыми операциями.

"Внимание, вижу цель"!

Простейшие виды детекторов, позволяющие обогатить видеонаблюдение, берутся из систем сигнализации. Датчик может подать оператору сигнал о каком-то событии, а то и просто автоматически вывести на монитор изображение с камеры, которая направлена именно туда, где это событие произошло.

Понятие более сложного, интеллектуал


Полезные материалы